Приватизация ссср годы

Как проходила приватизация в России

Приватизация ссср годы

Приватизацией считается передача государственного имущества в частные руки. Положили начало приватизации Е.Т. Гайдар и А.Б. Чубайс в начале 1990-х годов. Данное мероприятие закончилось переходом в частную собственность большого количества госимущества, зачастую при помощи мошеннических методов.

Разгосударствление и приватизация собственности

Желание сделать экономику России рыночной привело к демонополизации имущества.

Разгосударствление – уменьшение доли госимущества в общем объеме. Ранее функционировала командно-административное ведение хозяйственной деятельности. Оно предполагало высокую долю (до 95%) производственного и ресурсообразующего госимущества.

Приватизация – переход государственной собственности в частную. Она ставила перед собой основные задачи:

  • уравнять между собой все формы собственности;
  • устранить монополию производства;
  • уравнивание достатка всех жителей страны;
  • выделение собственников как отдельного класса;
  • развитие фондового рынка.

Помимо целей в документах указаны и способы их достижения:

  • продажа ликвидированных и неликвидированных предприятий посредством конкурса;
  • продажа на аукционе;
  • выделение и продажа акций;
  • выкуп сданной в аренду собственности.

Этапы приватизации в России

Демонополизация носила поэтапный характер. Зародился начальный этап мероприятия в 1992 году, закончился в 1994 году. Он характеризовался следующими особенностями:

  • очень быстрым скачком в проведении демонополизации (уже 75% различных компаний перешли в индивидуальное управление в 1994 году);
  • системой внедрения в обществе приватизационных чеков.

Привело это к тому, что половина госимущества была отдана частным лицам безвозмездно. Первый этап демонополизации не принес государственной казне практически никаких доходов.

1995 год ознаменовался началом второго этапа, продолжающегося до сегодняшнего дня. В механизм демонополизации нормативными актами внеслись существенные изменения.

Основное отличие от первого этапа состояло в том, что теперь нельзя безвозмездно передавать государственное имущество Российской Федерации индивидуальным лицам, можно только продать его по рыночным тарифам.

Цель, которую предусматривала программа приватизации 11 июня 1992 года, – стремление к повышению работоспособности организаций, путем сосредоточения внимания на социальном секторе.

По законодательству предприятия любого размера осуществляли переход в другую форму собственности разными способами. Работники могли купить свои небольшие предприятия.

Либо такие малые компании подвергались разгосударствлению на торгах. Для смены формы собственности большим предприятиям нужно было пройти процедуру акционирования до начала мероприятия.

Средние предприятия выбирали сами механизм смены формы собственности.

Программа демонополизации расставляла приоритеты, соблюдаемые всеми государственными и муниципальными органами власти. Она запрещала им вводить собственные границы. Государственные органы могли запретить разгосударствление переводом компаний в акционерные общества открытого типа со 100-процентной принадлежностью акций государству либо сделав его зависимым от денег государства.

Для проведения данного мероприятия создавалась рабочая комиссия для решения данного вопроса приватизируемых компаний. В каждой запланированной единице она создавалась своя и управляла ее движимым и недвижимым госимуществом.

Если активы насчитывали не более 1 млн рублей, то оно считалось «малым», и демонополизация проходила через конкурс или аукцион. Посредством аукциона приватизировались арендованная собственность ликвидируемых или действующих предприятий, объекты нежилого фонда и незавершенного строительства жилья.

Вопросы с фирмами, имеющими задолженность, решались президентом. Решения излагались в специальных указах.

Большинство госучреждений обязывали переводить приватизацией в акционерные общества открытого типа (АООТ). При этом выделялись аспекты демонополизации:

  • акции закреплялись за государством, муниципалитетом;
  • тарифы стоимости акции снижались, если речь шла о продаже служащим компаний;
  • обремененные арендой фирмы обязались выкупить движимое и недвижимое имущество в соответствии с ценами договоров;
  • акции обязывались реализовывать строго на ваучерном или денежном аукционе;
  • реализация акций через конкурс (приватизационный и другие).

Неаукционные конкурсы в период до 1995 года не были влиятельными. Ограниченно и жестко использовалась приватизация посредством аукционов.

Хотя можно было предусмотреть, что при ограничении предприятия действовать только через аукционы это помешает организациям участвовать во многих прибыльных сделках и приносить пользу государству.

Аукционный метод существенно ограничивал возможность переговоров и с иностранными партнерами, не способствуя повышению инвестиционной привлекательности ни компаний, ни страны.

Результат разгосударствления теми методами и положениями, которые были предложены, показал, что государство должно участвовать в регулировании всех моментов, которые регулируют отношения с госимуществом. Нужно находить компромисс интересов между обществом и страной.

Нормативная база

Источник: https://privatizacia.info/v-rossii/

Приватизация. Этапы и последствия приватизации в России

Приватизация ссср годы

Огосударствление. В первые годы советской власти в соответствии с теоретическими установками государственного социализма было осуществлено огосударствление экономики.

Концепция государственного социализма основывалась на осуществлении следующих положений:

– обобществление государством всех средств производства;

– привлечение всех трудоспособных граждан к работе по найму государства;

– установление со стороны общества и государства строжайшего контроля за мерой труда и мерой потребления каждого гражданина.

При реализации этих установок были национализированы: крупная промышленность, банки, железные дороги, учреждения науки, образования, медицины, культуры и т. д. Практика показала, что отдельные положения государственного социализма не дали ожидаемых результатов.

Больше того, в период «военного коммунизма» расширилась бесхозяйственность, «продовольственная разверстка» привела к массовому недовольству крестьянства. В результате В. И.

Ленин пересмотрел теоретические установки государственного социализма и пришел к выводу: «Теоретически не обязательно принимать, что государственная монополия есть наилучшее с точки зрения социализма».

С марта 1921 г. взамен «военного коммунизма» была введена новая экономическая политика (НЭП). НЭП позволил за короткий период преодолеть разруху и добиться высоких хозяйственных результатов. По сравнению с уровнем 1913 г.

(принятого за 100 %) продукция промышленности, составляющая в 1921 г. 14 %, в 1926 г. достигла 96 %; продукция сельского хозяйства – 188 %. Но с начала 1930-х гг. НЭП был приостановлен и в СССР утвердились командно-административные методы управления.

Необходимо отметить, что разгосударствление и приватизация отнюдь не тождественны.

В этот период характерной особенностью явилось развитие многоукладной экономики:

– оживление мелких товаропроизводителей и частнокапиталистического предпринимательства;

– привлечение иностранного капитала для ускорения развития производства;

– создание свободного рынка с устойчивым денежным обращением;

– перевод государственных предприятий на хозрасчет с самоокупаемостью и самофинансированием;

– проведение реконструкции всего народного хозяйства на основе плана ГОЭЛРО.

Разгосударствление – это переход от государственно-директивных форм управления экономикой к ее регулированию преимущественно с помощью рыночных механизмов.

Разгосударствление включает изменение структуры собственности за счет расширения частной и сокращения общественной; переход от директивных методов регулирования хозяйственной деятельности к экономическим; замену обязательных государственных заданий системой государственных закупок; отмену централизованного распределения ресурсов; ликвидацию государственной монополии во внешнеэкономической деятельности.

Приватизация – это одна из форм разгосударствления, т. е. передача государственной или муниципальной собственности за плату или безвозмездно в частную, коллективную и акционерную собственность.

Приватизацию в России предполагалось осуществлять разными способами:

– выкупом арендного имущества арендным предприятием;

– продажей объектов на аукционе и по конкурсу;

– продажей государственной доли акций акционерных обществ, преобразованных из государственных и арендных предприятий, негосударственным юридическим и частным лицам.

Первоначально намечалось, что приватизация будет осуществляться с соблюдением следующих принципов: постепенность, добровольность, многообразие форм.

Приоритетное право выбора форм, направлений и сроков приватизации будет предоставляться трудовым коллективам. Основным критерием проведения приватизации была избрана экономическая эффективность.

На практике приватизация была проведена по темпам, масштабам и срокам самым радикальным способом.

Она была осуществлена в два этапа:

1-й этап – ваучерный, обмен ваучеров на акции;

2-й этап – денежный, скупка акций за деньги.

На первом этапе за 22 месяца каждому жителю страны был выдан приватизационный чек – ваучер. С помощью этих чеков происходила бесплатная передача гражданам государственных предприятий, имущества, акций и долей в акционерных обществах. За 1993 г.

из государственного сектора было передано 42,9 тыс. предприятий. Из них путем продажи – 29,4 тыс. предприятий и акционирования – 13,5 тыс. Всего по официальным данным до 1 июля 1994 г. было разгосударствлено 70 % промышленных предприятий.

Доля государственной собственности в общем объеме стоимости имущества составила 35 %.

На втором этапе с 1 июля 1994 г. имущество государственных и муниципальных предприятий стало продаваться за деньги.

В этой связи продажа предприятий или акций происходила на аукционах и разного рода конкурсах, а также путем выкупа арендованного имущества и другими способами.

Главное назначение денежного этапа – создание новых эффективных собственников. Цель приватизации ни на первом (ваучерном), ни на втором (денежном) этапах не была достигнута.

Последствия первого этапа. В 1992 г. почти одновременно начались инфляция и ваучерная приватизация. В результате этих двух взаимоисключающих процессов был получен прямо противоположный результат. Предполагалось, что ваучеры позволят восполнить отсутствие у населения легитимных сбережений.

Но запущенный механизм либерализации цен, сопровождавшийся гиперинфляцией, уничтожил не только возможность получения доходов за счет ваучеров (рассчитывали, что на каждый ваучер можно будет приобрести до двух легковых автомобилей «Волга»), но и те небольшие сбережения, которые копились населением годами.

В итоге проведенной «операции», во-первых, возникло недовольство населения, потерявшего свои сбережения; во-вторых, акция по созданию легитимных источников для выкупа государственной собственности не состоялась; в-третьих, было подорвано отношение не только к ваучерам и легитимности приватизации, но и к новой системе прав собственности в целом.

Последствия второго этапа. Предполагалось, что в результате денежной приватизации будет создан класс собственников, который поведет дело более рационально и резко повысит эффективность производства. Законом «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», принятом в июле 1991 г.

, предусматривалось определение начальной цены для продажи предприятия по конкурсу (на аукционе) или величины уставного капитала акционерного общества на основании оценки предприятия по его предполагаемой доходности либо на базе оценки возможной выручки от распродажи его активов.

Практически назначение стартовой цены осуществлялось по остаточной балансовой стоимости основных производственных фондов, что занижало оценку предприятий на несколько порядков.

При фактически бесплатной раздаче собственности оказалось выгодным приобретать имущество не для того, чтобы завести дело, а ради продажи.

При этом собственниками крупных пакетов акций, как правило, становились субъекты, которые заведомо не обладали ресурсами для существенных инвестиций.

В результате произошел резкий спад развития народного хозяйства по всем социально-экономическим показателям.

Источник: https://studopedia.ru/2_21201_privatizatsiya-etapi-i-posledstviya-privatizatsii-v-rossii.html

История приватизации в России. Справка

Приватизация ссср годы

Указ президента РФ Бориса Ельцина “Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий” от 29 января 1992 года ввел в действие ряд нормативных актов, раскрывавших механизм перехода государственной собственности в частную.

Первый этап приватизации (1992-1994), получивший название ваучерного, или чекового, начался 5 июня 1992 года, когда был принят в новой редакции Закон о приватизации. 11 июня была утверждена Государственная программа приватизации.

Программа разрабатывалась и осуществлялась Государственным комитетом по управлению имуществом (Госкомимущество).

14 августа 1992 года президент Российской Федерации подписал Указ “О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации”.

Каждый житель получал ваучер номинальной стоимостью 10 тысяч рублей, а вместе с ним и право свободно распорядиться чеком по своему выбору: обменять его на акции своего предприятия в ходе закрытой подписки, участвовать в чековом аукционе, купить акции посреднических организаций – чековых инвестиционных фондов (ЧИФов), или просто продать ваучер.

Согласно статистике, около 25 млн россиян вложили свои ваучеры в чековые инвестиционные фонды, а примерно 40 млн вложили их в акции различных предприятий, треть владельцев ваучеров их продали.

Законодательство 1990-х годов не позволило многим ЧИФам, используя ваучеры граждан, приобретать контрольные пакеты акций перспективных предприятий. Приватизационные чеки попали на экономически малоэффективные предприятия, многие ЧИФы обанкротились, были ликвидированы.

Всего в 1991-1992 годах было приватизировано 46,8 тыс государственных предприятий, в 1993 году количество приватизированных предприятий возросло до 88,6 тысяч, в 1994 году – до 112,6 тысяч.

За два года в частные руки была передана большая часть объектов так называемой малой приватизации (свыше 85 тыс магазинов, ресторанов, кафе, предприятий служб быта). К концу 1994 года в абсолютном числе регионов России процесс малой приватизации по существу завершился.

Переход ко второму этапу приватизации (денежному) был утвержден Указом президента от 22 июля 1994 года “Об основных положениях Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года”.

На этом этапе планировалось добиться усиления инвестиционной активности владельцев крупных пакетов акций приватизированных предприятий в целях осуществления их структурной перестройки и значительно увеличить доходную часть государственного бюджета за счет поступлений от приватизации. В орбиту акционирования вовлекались крупные предприятия базовых отраслей экономики, определявшие производственный потенциал страны.

Обеспечить недостающую часть поступлений в бюджет было решено с помощью залоговых аукционов. 31 августа 1995 года президент подписал указ “О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности”. В декабре того же года состоялись аукционные торги. Вырученные средства от продажи акций 12 крупнейших предприятий составили 5,1 трлн рублей.

В целом на втором этапе приватизационные процессы резко замедлились. По состоянию на 1 января 1997 года общее число приватизированных предприятий достигло 126 793.

Третий этап приватизации получил наименование точечного. В аналитических материалах Государственного НИИ системного анализа Счетной палаты РФ он называется также этапом совершенствования правовых основ распоряжения государственной собственностью.

Некоторые эксперты предлагают считать началом этого этапа закон “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ” от 21 июля 1997 года (вступил в силу 2 августа 1997 года, действовал до 2002 года). Другие исследователи считают нужным “продлить” денежный этап приватизации вплоть до августовского дефолта 1998 года.

На третьем этапе основным нормативным актом, регулирующим приватизацию, является Федеральный закон от 21 декабря 2001 года “О приватизации государственного и муниципального имущества”. Приватизация осуществляется на плановой основе.

По действующему закону, ее планирование отнесено к компетенции Правительства РФ, которое ежегодно должно утверждать прогнозный план (программу) приватизации и ежегодно представлять отчет о его выполнении в Госдуму.

Президент РФ формирует и утверждает перечень стратегически важных для национальной безопасности предприятий и определяет возможность их приватизации.

За десять лет приватизации (1993-2003) российская казна получила от продажи 145 тыс госпредприятий 9,7 млрд долларов. На тот момент в России оставалось порядка 705 неприватизированных объектов.

Вместе с тем, социальное недовольство в обществе переделом собственности в результате приватизации, наличие нарушений как в механизме приватизации (прежде всего это касается предприятий, перешедших под контроль крупных финансово промышленных групп в результате залоговых аукционов), так и недостаточная эффективность работы приватизируемых предприятий, дали основания для дискуссий среди экономистов и политиков о пересмотре результатов приватизации.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Источник: https://ria.ru/20110530/381713462.html

Ваучер как

Приватизация ссср годы

“Нам нужны миллионы собственников, а не горстка миллионеров” — таким лозунгом обозначил цель народной приватизации президент России Борис Ельцин, подписавший указ о реформе.

С 1 октября 1992 года во всех отделениях Сбербанка начали выдавать ваучеры. Каждый россиянин (включая детей и пенсионеров) мог бесплатно получить один приватизационный чек на 10 тысяч рублей. Было выпущено 140 млн ваучеров (совокупной стоимостью 1,4 трлн рублей). По оценкам экономистов того времени, это было 35 % от всей стоимости постсоветских госпредприятий.

В конце 1991 года Россия была фактически банкротом.

“Валютные резервы на нуле, отсутствие денег не только на закупку зерна, но и на оплату фрахта судов для его доставки. Запасов зерна, по оптимистичным прогнозам, хватало примерно до февраля-марта 1992 года”, — так описывали состояние российской экономики того времени Анатолий Чубайс и Егор Гайдар в книге “Развилки новейшей истории России”.

В декабре 1991 года Борис Ельцин подписывает указ о либерализации цен, который вступает в силу с 1 января 1992 года. Но “шоковая терапия” не решает всех проблем, главная из которых — неэффективность госпредприятий, привыкших к плановой экономике и не способной быстро реагировать на быстро меняющуюся экономическую ситуацию. Приватизация была неизбежна, оставалось только выбрать модель.

Какие были варианты

“Рассматривали три варианта приватизации, — рассказывает Евгений Ясин, научный руководитель “Высшей школы экономики”.

— Сперва — вариант, который применяла Маргарет Тэтчер в Великобритании, — это платная приватизация промышленных крупных предприятий.

Модель — хорошая, но долгая, — по нашим тем подсчетам, могла затянуться на 20 лет. Нас угнетало, что мотив частной собственности так долго не будет задействован”.

В результате в правительстве решили, что приватизация будет бесплатной, и выбирали уже из двух вариантов: именных приватизационных вкладов в Сбербанке, которые нельзя продать и передать, или безымянных ваучеров, выдаваемых на руки.

Председатель Госкомимущества Анатолий Чубайс на пресс-конференции “Народная приватизация: акции, чеки”, 1992 год

© Валентин Соболев/ТАСС

В своей книге Чубайс и Гайдар объясняют, почему не выбрали первый вариант. Сбербанк не хотел связываться с большим и рискованным проектом по открытию вкладов.

 “Каждому жителю и города, и глухой деревни предстояло не только открыть специальный счет в банке, но и многократно делать переводы для приобретения пакетов акций приватизируемых предприятий.

Бесплатная приватизация через счета в Сбербанке была организационно трудно реализуема, могла привести к техническому коллапсу”, — вспоминали “отцы чековой приватизации”.

Поэтому выбрали приватизацию через безымянные ваучеры, которые можно менять на акции своего предприятия или купить за них бумаги любой компании на чековом аукционе, продать на черном рынке, подарить. Эта модель “была самой разумной по скорости”, объясняет решение Ясин.

“Проблема бабушек”: что пошло не так

Уже после начала приватизации стало ясно, что ошибочно была оценена стоимость госимущества. В стране насчитывалось 250 тыс. государственных предприятий — их оценили в 4 трлн рублей. Эта цифра оказалась сильно заниженной, так как базировалась на оценке балансовой стоимости советской экономики, которая проводилась в 1984 году. 

Это означало, что предприятия можно было купить “по дешевке”, если раздобыть побольше ваучеров. “Вся идея “народной приватизации” фальшива от начала до конца. Общая сумма ваучеров, розданных гражданам, соответствует всего лишь нескольким процентам той массы богатства, которую они должны были представлять”, — писал экономист Григорий Явлинский в “Независимой газете” в 1994 году.

Оформление контрактов по вложению ваучеров, 1992 год

© Роман Денисов/ТАСС

Второй проблемой стала психология и уровень экономической грамотности советских людей: многие просто не поняли, что делать с приватизационными чеками. По статистике, 34% людей, получивших ваучеры, практически сразу продавать их скупщикам на черном рынке. Это называлось “проблемой бабушек”.

Торговались ваучеры дешево из-за избытка предложения: средняя цена составляла 5–6 тысяч рублей ($20 по курсу того времени). Для сравнения, зарплата среднестатистического инженера в 1992 году была примерно 7500 рублей в месяц.

Вся идея “народной приватизации” фальшива от начала до конца. Общая сумма ваучеров, розданных гражданам, соответствует всего лишь нескольким процентам той массы богатства, которую они должны были представлять

Григорий Явлинский

из статьи в “Независимой газете”, 1994 год

“Некоторые участники дискуссий в правительстве считали, что необходимо создать посредника: чековые инвестиционные фонды (ЧИФы).

Предполагалось, что проработка нормативной базы ЧИФов поможет правильно вложить ваучеры тем гражданам, которые не хотели их продавать, но и не могли оценить выгоды приобретения акций тех или иных приватизируемых предприятий.

В результате бизнесменами было учреждено несколько сотен ЧИФов, которые собрали более 40 млн чеков”, — пишут в своей книге Гайдар и Чубайс.

Но ЧИФы провалились и подорвали доверие населения к власти.

“Из-за непрофессионализма их менеджеров и банального воровства все 40 млн вкладчиков оказались обмануты, — продолжают авторы книги.

— Сегодня ясно, что для реального контроля над ЧИФами надо было выстроить систему, сопоставимую по сложности и влиятельности с банковским надзором, который, как известно, сформировался в России только к концу 1990-х годов. Создать такую систему в 1992–1993 годах было просто невозможно”.

Выгоднее всего свои ваучеры вложили те, кто купил акции крупных компаний, — это 15% россиян. Например, “Газпрома” (в некоторых регионах за ваучер давали более тысячи акций, все последующие годы их цена постоянно росла), РЭО ЕЭС, и больших региональных промышленных предприятий.

“Компромисс с реальностью”

Пока бабушки продавали акции и вкладывали их в ЧИФы, в стране шла борьба за контроль над предприятиями.

Участниками этой борьбы стали как “красные директора”, увидевшие в чековой приватизации способ получить завод в свою собственность, так и новое поколение бизнесменов, уже заработавшее первые состояния на торговых операциях и желавшее стать собственниками. Все они скупали у работников заводов ваучеры, чтобы затем поучаствовать в чековых аукционах. 

Приватизационный чек, 1992 год

© Игорь Зотин/ТАСС

Всего с декабря 1992 года по февраль 1994 года прошло более 9 тысяч чековых аукционов, на которых обернулись 52 млн ваучеров. Именно на них новыми собственниками госпредприятий стали многие бизнесмены, которые и до сих пор входят во все списки Forbes. 

Но при этом у предприятий не стало “миллионов собственников”, как то декларировал Борис Ельцин, в лучшем случае их количество исчислялось десятками тысяч. 

“И ваучерная приватизация, когда люди по пять тысяч продавали десятитысячные чеки, — это тоже несправедливо. И залоговые аукционы. В чем причина всех этих реформ 1990-х? Потому что был дефицит товара, дефицит услуг. У нас Советский Союз из-за этого развалился. Мы не выдержали, не смогли накормить людей.

Залоговый аукцион — это попытка устроить конкурентную борьбу за крупную собственность, но она была в руках не у государства. Мы ее не у государства выкупали. Мы ее у “красных директоров” отбирали”. Все просто забыли, как эти люди управляли ЮКОСом, “Норникелем”, “Сибнефтью”. Люди месяцами не получали зарплату, предприятия не платили налоги.

Это было ужасно, и нужно было это приватизировать, — аргументировал необходимость приватизации бизнесмен Владимир Потанин в интервью Forbes.

Ваучер был компромиссом с реальностью. Здесь может быть много вопросов, начиная от модели — один ваучер на человека.

Помню, звонит мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков и говорит: “Я столько лет работаю — у меня один ваучер. И у моей дочки — один ваучер.

Как это может быть?” Я говорю: “Ну а что ты предлагаешь? Не давать твое дочке ваучер, а тебе два?” Никогда не будет такой приватизации, где все довольны. В целом она прошла успешно

Андрей Нечаев

министр экономики России в 1992-1993 гг.

“Я не могу сказать однозначно, что приватизация прошла успешно, — говорит Евгений Ясин. — Планировалось, что люди будут менять ваучеры на акции, а не тут же их продавать. Однако на тот момент она была самым разумным вариантом”.

” задача — остановить коммунизм”

Далеко не все согласны с этим мнением. Автором альтернативной модели приватизации был политик и экономист Григорий Явлинский. Свою программу он разрабатывал совместно с академиком АН СССР Станиславом Шаталиным.

Одно из центральных отличий приватизации “по Явлинскому” — отсутствие ваучеров. Предприятия, прежде всего, малые, и иные активы должны были выкупаться у государства за реальные деньги на открытых аукционах. Во-первых, это пополнило бы бюджет.

Во-вторых, исключило махинации.

Мы знали, что каждый проданный завод — это гвоздь в крышку гроба коммунизма. Дорого ли, дешево, бесплатно, с приплатой — двадцатый вопрос

Анатолий Чубайс

в 1991-1994 гг. председатель Госкомитета РФ по управлению государственным имуществом

Еще одним жестким и последовательным критиком российской приватизации неожиданно оказался американский экономист, профессор, руководитель “Института Земли” в Колумбийском университете Джеффри Сакс — автор программы “шоковой терапии” в целом ряде стран, в том числе в Польше и Боливии. В самом начале 90-х годов Сакс возглавлял группу экономических советников при президенте Борисе Ельцине, но потом разочаровался в российских экономических реформах, в том числе — в приватизационной. 

Как считает Сакс, между тем, что говорили младореформаторы, и тем, что они делали на самом деле, существовал “колоссальный разрыв”. “Российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее”, — говорил Сакс.

Израильский кинодокументалист Александр Гентелев, автор трилогии “Олигархи” выложил на несколько интервью, которые не вошли в картину, в том числе монолог Анатолия Чубайса, своеобразный ответ профессору Саксу.

'Анатолий Чубайс о чековой приватизации'

“Что такое приватизация для нормального западного профессора, для какого-нибудь Джеффри Сакса, который пять раз уже менял позицию по этому поводу, и докатился до того, что надо отменить приватизацию и начать все заново, — задавался вопросом Чубайс.

— Для него, в соответствии с западными учебниками, это классический экономический процесс, в ходе которого оптимизируются затраты на то, чтобы в максимальной степени эффективно разместить активы, переданные государством в частные руки. А мы знали, что каждый проданный завод, — это гвоздь в крышку гроба коммунизма.

Дорого ли, дешево, бесплатно, с приплатой — двадцатый вопрос!”

Чубайс признается, что приватизация “вообще не была экономическим процессом” (и это полностью противоречит всему, что он говорил в начале 1990-х годов), а благодаря первым выданным ваучерам удалось “выхватить из рук у красных решение об остановке приватизации”. “Мы решали совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе. задача — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили”, — резюмировал Чубайс.

Анастасия Степанова, Андрей Веселов

Источник: https://tass.ru/ekonomika/4593254

Приватизация жилья: как это было?

Приватизация ссср годы

23.06.2011 | 15:50 21811

Массовая приватизация жилья продолжается в России уже двадцать лет. И сегодня трудно поверить в то, что когда-то эта теперь уже обычная житейская практика воспринималась как системная реформа, цель которой – радикально изменить отношения к собственности.

Массовая приватизация жилья была официально объявлена (разрешена) на территории России 4 июля 1991 года. В этот день Верховным Советом РСФСР был принят «Закон о приватизации жилищного фонда в РСФСР». А днем раньше Верховный Совет РСФСР утвердил «Закон о приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР». Две приватизации – хорошая и плохая – начались почти одновременно.

Нельзя сказать, что для советских граждан это была неожиданная новость.

О том, что приватизация жилья неизбежна, они догадывались и даже были уверены в том, что за собственное жилье им обязательно придется платить.

Как следствие, их волновала в основном лишь денежная сумма, которую государство назначит в качестве цены за конкретные квадратные метры. И еще – установленные срок и способ оплаты.

На волнующие граждан вопросы законодатель ответил лишь в самом общем виде. По закону граждане, проживающие в домах государственного и муниципального фондов, получили право на бесплатную приватизацию не менее 18 кв.

м общей площади используемого жилья в расчете на одного жильца. И еще дополнительно не менее 9 бесплатных кв. м – в расчете на одну семью.

Разница между стоимостью квартиры и стоимостью «бесплатного жилья» подлежала оплате.

История распорядилась таким образом, что на заре приватизации жилья российское государство так и не сумело сообщить своим гражданам, сколько по справедливости стоят их квартиры.

Но зато очень скоро граждане лично узнали, как реально работают свободные рыночные цены и что есть такое гиперинфляция.

Как следствие, их уже не интересовали расчеты государства, повседневная математика оказалась важнее.

Тем не менее, оценочные комиссии, созданные при местных Советах для расчета стоимости приватизируемого жилья, продолжали работать, несмотря на абсолютную бессмысленность данного им поручения. До тех пор пока в конце декабря 1992 года Верховный Совет РФ не принял единственно возможное на тот момент решение – гарантировать гражданам России право на бесплатную приватизацию жилья.

Другая жизнь Виталия Найшуля
Слово «приватизация», как многие другие слова из лексикона реформаторов, было заимствовано на Западе.

Правда, на английском языке оно звучало несколько иначе — «реприватизация»: этим термином обозначались методы экономической политики, известной как «рейганомика» и «тэтчеризм».

К этим методам обычно относились: денационализация, дерегулирование и частно-государственное партнерство.

Первым советским экономистом, кто употребил слово «приватизация» в контексте анализа кризиса отечественной экономики, был сотрудник Экономического института Госплана СССР Виталий Найшуль. В середине 80-х годов прошлого века его рукопись «Другая жизнь», распространявшаяся по каналам самиздата, была хорошо известна в кругу советских теоретиков-экономистов, читавших не только правильные книги.

Первая глава рукописи называлась «Реформа», что отражало ее содержание: в ней подробно описывалась будущая экономическая реформа в СССР. Сегодня мы можем сказать, что это была лишь очередная утопия в духе весьма популярного в то время «народного капитализма», однако именно ее автор придумал «ваучер». И конкретно описал реформу, которую мы сегодня знаем под названием «приватизация жилья».

Другая жизнь в представлении Виталия Найшуля: «Параллельно с экономической реформой в стране пройдет жилищная реформа, которая затронет многих из нас. Все граждане страны получат жилую площадь, на которой они постоянно прописаны в полную собственность». Это было написано в 1985 году, еще до «перестройки».

Продажа

1-комн. кв.|26 м2|2/3 этаж

1 670 000 ₽

Хвойный, 32

Показать номер

Продажа

Студия|11 м2|2/5 этаж

1 750 000 ₽

Фурштатская, 54

Показать номер

Продажа

1-комн. кв.|31 м2|1/5 этаж

1 770 000 ₽

д. Керро, 143

Показать номер

Но я решил вспомнить об этой книге Виталия Найшуля не только для того, чтобы уточнить, кто на самом деле является «автором» идеи приватизации в России. Есть и другая непосредственно относящаяся к нашей теме причина. В 1994 году Виталий Найшуль сделал вывод, который может показаться абсурдным: приватизация жилья произошла в стране не вчера, а гораздо раньше – на рубеже 60-х -70-х годов.

Чтобы понять этот вывод, недостаточно обратиться к историческим фактам. Следует также расстаться с весьма устойчивым социалистическим мифом, будто социализм и такие явления, как частная собственность и рынок, практически несовместимы. Эта несовместимость бесспорна лишь в теории, но на практике социализм всегда лишь попытка – и всегда неудачная – ликвидировать частную собственность и рынок.

Государство и собственность
Для начала вспомним, что в СССР существовали так называемые кооперативные квартиры.

Или – что более точно – квартиры в кооперативе, поскольку их законным собственником являлся кооператив, а жильцы были всего пайщиками.

Эта ситуация изменилась в марте 1988 года с принятием совместного постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по ускорению развития жилищной кооперации».

Данным документом было установлено, что член кооператива, если он полностью выплатил паевой взнос, в случае выбытия из кооператива имеет право получить уже выплаченный паевой взнос обратно за вычетом амортизации либо передать квартиру своим родственникам или другим лицам. Требовалось лишь согласие кооператива. В данном случае фактически имело место купля-продажа, осуществляемая в два этапа. Сначала кооператив выкупал квартиру у пайщика, затем продавал ее жильцам.

Но это правило действовало недолго: с 1 июля 1990 года вступил в действие закон «О собственности в СССР», в соответствии с которым член кооператива, выплативший паевой взнос полностью, признавался собственником уже оплаченного имущества.

Кооперативные квартиры превратились в частные. Кроме того, новым законом было впервые установлено, что наниматель жилых помещений в домах государственного и общественного жилищного фонда и члены его семьи вправе выкупить у собственника соответствующую квартиру или дом.

Не указано было лишь то, как это сделать.

Новая разновидность собственности получила название «собственность граждан». Привычное понятие «личная собственность» уже не использовалось, однако открыто употреблять запретное словосочетание «частная собственность» союзная власть не решалась. Однако из текста закона следовало: собственность граждан есть самая настоящая свободно отчуждаемая частная собственность.

Но и этот закон существовал недолго. С 1 января его действие было отменено на территории России решением Верховного Совета РСФСР. Вступил в действие Закон РСФСР «О собственности в РСФСР».

В отношении признания прав собственности граждан на жилье формально ничего не изменилось, российский закон буквально повторил положения общесоюзного закона.

Новизна заключалось лишь в том, что впервые квартиры были «прописаны» в законе как объекты собственности граждан.

Собственность и свобода
Наш небольшой исторический экскурс позволяет сделать два вывода. Вывод первый: частную собственность на жилье «создать» путем изменения действующего закона невозможно.

Требуется, чтобы вышестоящие органы власти приказали нижестоящим органам: дать гражданам то, что им причитается.

Иначе говоря, требуется снять все существующие запреты на свободное использование частного имущества.

Вывод второй: робкая попытка советской власти «монетизировать» жилищные права граждан была обречена на провал. В этом отношении весьма показательна история реализации Постановления Совета Министров СССР от 2 декабря 1988 года №1440 «О продаже гражданам в личную собственность квартир в домах государственного и общественного фонда». Исторически это была первая попытка приватизации жилья.

В этом документе не декларировалось, а именно разрешалось местным органам власти продавать квартиры их нанимателям. Кроме того, разрешалась продажа незаселенных квартир в домах, подлежащих реконструкции или капитальному ремонту. Подчеркнем: данное постановление было составлено именно как указание. В нем, в частности, содержалась рекомендация продавать все квартиры в конкретном доме.

Возможностью выкупить собственное жилье у государства реально воспользовалась ничтожная часть населения страны.

Есть данные, что до начала массовой бесплатной приватизации жилья в Российской Федерации было продано всего 0,2% жилищного фонда.

Но чтобы понять, почему советские граждане так низко ценили возможность получить жилье в собственность, следует ответить на весьма коварный вопрос: что означала в советское время государственная собственность на городские квартиры?

На языке советского жилищного права ответ должен быть следующим: государство выступало как наймодатель в отношениях с жильцами и в этом качестве являлось собственником всех квартир. Но тогда возникает другой вопрос: имела ли власть возможность выселить жильцов из квартиры, где они были постоянно прописаны?

В сталинские времена это было, безусловно, возможно. Но во времена «застоя» у государства практически не осталось законных оснований для выселения рядового законопослушного жильца из его квартиры. На данное обстоятельство и указывал Виталий Найшуль, когда сделал вывод о том, что приватизация жилья произошла в период «застоя». Жилплощадь стала для гражданина территорией личной свободы.

По молчаливому договору государство уже не вторгалось на эту территорию и даже больше – взяло на себя обязательство защищать ее от притязаний третьих лиц. Это явление Виталий Найшуль назвал «советское обычное право» и оно действительно напоминает многие феодальные обычаи. Сбылась мечта Шарикова: все граждане получили бесповоротное право на гарантированные квадратные метры.

Отсюда ясно, почему советские граждане не видели смысла в том, чтобы выкупать собственное жилье у государства. Причина первая — это была нелегитимная сделка. Нельзя сначала что-то дать, а потом потребовать за это деньги.

Причина вторая – отсутствовало то, что сегодня называется «рыночная стоимость» недвижимости. Для граждан имела смысл не приватизация жилья как таковая, а ее реальная «монетизация». Но для этого требовался свободный рынок.

Читайте далее: «Приватизация жилья: как стать миллионером?»

Вячеслав Костров   

Источник: https://www.bn.ru/gazeta/articles/83734/

Краткая история приватизации в России

Приватизация ссср годы
Анатолий Чубайс и Егор Гайдар – идеологи приватизации в России 1992-1994 гг.

К концу 80х советская модель административно-плановой экономики неумолимо подошла к своему логическому концу – тотальному дефициту всех видов товаров.

Такой исход не является чьим-то злым умыслом, история показала, что все коммунистические эксперименты заканчивают свою жизнь похожим образом, кто-то раньше, как Венгрия и Китай, кто-то позже, как СССР и Польша.

Идея коллективной, всенародной собственности по своей сути была утопичной и противоречила одному из базовых инстинктов человека – чувству собственности. Всегда, во все времена и во всех обществах человек был склонен к накопительству, человек хотел иметь свое, а не общее.

“Все растаскивают” © Н.Хрущев, 1956 г.

На практике это приводило к тому, что на формально государственных предприятиях собственником фактически был директор и его приближенные. В 60х-70х гг. стало очевидным, что спускаемый сверху план имеет мало общего с жизнью. Каждый производитель заинтересован завысить ресурсную часть и занизить требуемую отгрузку.

При отступлении традиционно советских жестких методов принуждения страх населения перед карающей рукой государства снижался, что сказывалось на трудовой дисциплине. Тащили действительно все и все. Руководство постепенно принимало меры по стимулированию хозрасчета и внедрению кооперации.

После принятия законов “О предприятиях в СССР” и “О собственности в СССР” вовсю разбушевалась хищническая приватизация, по сути – разграбление предприятий их собственными директорами.

Директора предприятий, руководители министерств и ведомств действовали в полном соответствии с экономической логикой: делали свой маленький (а кто и не очень) бизнес. Правда, они не могли извлекать личную выгоду законным путем. Хотя они и контролировали предприятия, но не были их владельцами и потому не могли получать прибыль открыто, законно. Поэтому заключались контракты на продажу продукции по заниженным ценам, помещения и производственное оборудование сдавалось в аренду подставным фирмам, выдавались кредиты, которые потом не возвращались, и т.д. — все это, конечно, с учетом личной заинтересованности директора. И пока “ученые мужи” дискутировали о том, поймет ли русский народ, что такое прибыль и дивиденды, самые шустрые представители этого народа уже энергично преумножали свои доходы, пуская на ветер формально остававшуюся государственной собственность.
© М.Бойко

Единственными способом хоть как-то остановить эту вакханалию было скорейшее направление приватизации госсобственности в законное русло на принципах равного доступа к собственности всех членов общества. Это и было сделано командой А.Б.Чубайса, несомненно, на тот момент одного из немногих действительно подготовленных людей к такой важной работе.

В условиях “деревянной” национальной валюты можно было сколько угодно приказывать производителям увеличить производство жизненно важных продуктов, работать сверхурочно и т.д. Надо понимать реалии 1991 года.

В стране партия и власть мало что могли в принципе контролировать, советская система пришла к недееспособности и бессилию. Никакие приказы не выполнялись. Каждый занимался собственным выживанием.

Единственным вариантом не допустить голода, снизить социальную напряженность и предотвратить гражданскую войну было разрешить свободную торговлю, узаконить частную собственность, передать предприятия в частные руки.

Только экономический интерес, чувство собственника могли в то время мотивировать руководителей предприятий на выпуск продукции, простых людей на занятие торговлей. В результате длительного дефицита денег у населения на руках скопилось немало, спрос на любую продукцию был огромным.

Было много споров и дискуссий по поводу вариантов проведения приватизации. Предлагали использовать китайский опыт, польский, чешский…Во многом все разговоры были пустым трепом, потому что к середине 1991 года в стране замаячила угроза голода и какой-нибудь затяжной китайский вариант с жестким контролем государства был просто за пределами экономических реальностей.

По итогу всех дискуссий был сформирован российский вариант приватизации. Всем гражданам, включая детей, за плату в 25 рублей предлагалось получить приватизационные чеки номинальной стоимостью в 10 000 рублей.

Каждый гражданин имел право продать свой чек без ограничений; участвовать в чековых аукционах, где чеки обменивались на акции приватизированных предприятий; вложить его в чековые инвестиционные фонды.

Рабочие приватизируемых предприятий, кроме того, могли использовать чек для покупки акций своего предприятия в ходе закрытой подписки.

Основной этап приватизации пришелся на 1992-1994 гг. Это было действительно эпохальное событие в новейшей истории России. В короткий срок ушли с молотка более 25 тыс. крупных и мелких предприятий.

В стране сформировался целый новый класс собственников. После 70 лет экспериментов с демагогической концепцией “народной собственности” все вернулось на круги своя – к частной собственности.

В это время удалось привлечь первых иностранных инвесторов – Coca-Cola и Procter&Gamble.

Конечно, не все прошло гладко. В памяти россиян приватизация остается самой чудовищной несправедливостью 90х гг, а Анатолий Чубайс – главным антигероем страны. Были и обанкротившиеся инвестиционные фонды, и скупка ваучеров за гроши, и недопуск граждан к аукционам.

Были конфликты новых собственников с директорами предприятий, был откровенный мухлеж с ваучерами. Для людей, понимающих масштаб происходящего в те годы, очевидно, что такие тектонические сдвиги в народном хозяйстве просто не могут пройти без значительных перекосов.

Приватизация ни в одной стране не проходила без эксцессов, нет ни одного случая, чтобы в таком деле обошлось без массового недовольства. Приватизацию нужно по возможности избегать. И Россия бы избежала такой участи, если бы В.

Ленин не провел в свое время гораздо более чудовищную и несправедливую операцию – национализацию частной собственности в 1918 году.

В статье использованы цитаты из книги А.Чубайса “Приватизация по-российски”

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c321bee03ed1900aa155eb6/kratkaia-istoriia-privatizacii-v-rossii-5ce5963104e7d900b36c50c0

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.