Право собственности на техническую документацию

О правах на техническую документацию

Право собственности на техническую документацию

ОРГАНИЗАЦИЯ И ЭКОНОМИКА ПРОИЗВОДСТВА

СУДОСТРОЕНИЕ 6'2002

О правах на техническую документацию

В. И. Смирнов, начальник патентного бюро ФГУП ЦНИИТС, вице-президент Ассоциации патентоведов Санкт-Петербурга

УДК 347.778

Рыночную экономику в России необходимо воспринимать уже как данность вне зависимости от политических пристрастий, так как без этого сегодня нельзя добиться экономического успеха предприятий любой формы собственности.

Однако рыночная экономика основана на определенных постулатах, может быть, не всегда адекватно воспринимаемых у нас в стране. Одним из наиболее важных постулатов является свобода конкуренции, охраняемая различными законодательными актами.

Такая охрана необходима, так как стремление к монополизму любого производителя продукции вполне естественно. Именно поэтому в странах, исповедующих рыночную экономику, и действуют различные антимонопольные законы.

И в России одним и з первых перестроечных законодательных актов был закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», принятый в 1991 г.

В централизованной экономике планирование выпуска любой продукции для всех предприятий осуществлялось в основном директивными методами органами государственной власти и лишь очень незначительно — через систему хоздоговоров. Поэтому конкуренции, как таковой, в этой системе практически не могло быть.

С переходом на рыночную экономику в хозяйственной сфере возникает конкуренция и связанные с ней различные конфликты между предприятиями, в том числе и в судостроении.

Причем предприятия, на которых «конфликтную» продукцию начали выпускать раньше конкурентов, приступивших к ее производству на основе рыночных условий, считают себя ущемленными в своих правах, а действия конкурентов незаконными, и иногда пытаются оспорить их в судебном порядке.

Возьмем для примера типичный конфликт, когда группа сотрудников предприятия увольняется и организует собственное производство изделий, аналогичных выпускаемым на

«родном» предприятии. Для этого «перебежчикам» на новом месте необходимо, в первую очередь, продублировать техническую документацию, по которой выпускаются эти изделия. Способы такого дубляжа могут быть различными: от слегка криминального —выноса копий с «родного» предприятия до абсолютно законного — самостоятельной разработки тождественной документации.

Доказать при этом подпадание такой документации под действие авторского права практически невозможно, так как ее оформление производится по требованиям единых стандартов (ЕСКД, ЕСТД и т. п.

), а теоретическая основа разработки, как правило, общеизвестна, поэтому такая документация по своей сути не может быть оригинальной (оригинальность — это необходимый критерий охраноспособности в рамках авторского права).

Кроме того, необходимо учитывать, что авторским правом охраняется только форма документа, а для любой технической документации гораздо более важный элемент — ее содержание (несмотря на то, что термин «copyright» обычно переводится на русский язык как авторское право, однако дословно — это право на копирование).

И хотя некоторая зарубежная документация снабжается знаком охраны авторского права, это, на мой взгляд, имеет больше психологическое, чем юридическое значение. Помимо этого, «копиист» всегда может легально приобрести и разобрать готовое изделие конкурента, чтобы затем, раздетали-ровав его, выпустить документацию под своими реквизитами.

Поэтому только при прямом использовании «перебежчиками» репродуцированной документации (что бывает крайне редко) имеется теоретическая возможность признать продукцию, выпускаемую по такой документации, контрафактной (согласно старому судейскому правилу, идущему еще из римского права, доказывать это должен сам истец).

Несмотря на это, руководство «обиженного» предприятия обычно

считает своей собственностью научно-техническую документацию, разработанную самостоятельно или полученную на законном основании от других разработчиков, причем такое убеждение часто существует вне зависимости от наличия и вида охранных документов на технические решения, заложенные в эту документацию, и от источника финансирования соответствующей разработки.

Это может привести к тому, что при непродуманности исковых требований к «перебежчикам» и голословных утверждениях о нелегальности их действий попытки через суд или через антимонопольный комитет запретить конкурентам выпуск аналогичной продукции могут закончиться для истца не только проигрышем дела, но и частным определением в его адрес об антиконкурентных действиях, несовместимых с действующим законодательством.

Из сказанного следует, что антимонопольное законодательство в общем случае охраняет права конкурентов, т.е. в нашем случае — права «перебежчиков».

Однако известную аксиому, что из всех правил имеются исключения, вполне можно отнести и к этому законодательству, ибо у товаропроизводителя всегда имеются, по крайней мере, три легальные возможности получения на выпускаемую им продукцию монопольных или близких к ним прав, получение и охрана которых регулируется государством.

Во-первых, это права, получаемые через институт лицензий на определенные виды деятельности, с помощью которого государство имеет возможность регулировать не только количество производителей определенной продукции, но и, опосредованно, качество выпускаемой ими продукции, особенно в таких отраслях, где государство должно быть в нем уверено, как-то: медицина, военная техника, атомная промышленность и т. д. За счет такой акции государство доверяет производство особо важной продукции только достаточно авторитетным предприятиям. Поэтому первое, в чем надо убедиться, решив преследовать конкурента, это необходимость получения лицензии на производство данного вида продукции и ее наличие у конкурента, а также, разумеется, у себя.

Второе исключение — это права на результаты интеллектуальной деятельности, именуемые юристами

СУДОСТРОЕНИЕ 6'2002

ОРГАНИЗАЦИЯ И ЭКОНОМИКА ПРОИЗВОДСТВА

исключительными и отождествляемые с интеллектуальной собственностью. В основе этих прав лежит конституционный принцип свободы творчества, провозглашенный в ст. 44 Конституции РФ, где говорится, что «каждому гарантируется свобода научного, технического и других видов творчества».

Здесь необходимо отметить, что характер взаимосвязи законов об интеллектуальной собственности и о свободе конкуренции сегодня во всем мире является одной из наиболее остро дискутируемых тем на различных международных конференциях.

Подобные дебаты бывают и в российской Думе, и связано это, в первую очередь, с тем, что права, предоставляемые законами по интеллектуальной собственности, являются, по сути, изъятиями из антимонопольных законов.

Следует также упомянуть, что указанная разновидность прав иногда бывает обременена правами государства из-за коллизий некоторых действующих нормативных актов, что создает определенные трудности при идентификации прав на такие объекты.

Однако в общем случае права на объекты интеллектуальной собственности всегда принадлежат автору или, в случае служебного изобретательства, его работодателю.

При этом возможность полного запрета третьим лицам изготавливать изделия, тождественные уже производимым, законодательно предусмотрена лишь при наличии исключительных прав на технические решения (на которых основано выпускаемое изделие), предоставляемых в рамках патентного или авторского права.

Главной фигурой (субъектом правоотношений) в рамках этого права является правовла-делец, например патентовладелец, а не автор технического решения, как часто полагают изобретатели, так как только патентовладельцу закон позволяет решать, как распоряжаться правами, полученными вместе с патентом.

Если вернуться к рассмотренному примеру, то несмотря на то, что «перебежчики» могли быть авторами разработки конфликтной продукции, но если разработка была частью их служебных обязанностей или проводилась по конкретному заданию работодателя и на эту разработку «родное» предприятие получило патент, то все права,

вытекающие из этого патента, принадлежат только предприятию. Поэтому для работодателя не столь важно, что разработчики запатентованной разработки могут уволиться с его предприятия, права на изготовление продукции по их разработке все равно останутся у него.

Гарантией того, что работодатель может не только запретить конкурентам (а в нашем примере «перебежчикам») выпуск такой продукции, но и взыскать с них убытки за причиненный ущерб, и являются исключительные права, которыми наделяется патентовладелец вместе с патентом. Так, в ст.

10 Патентного закона РФ сказано: «нарушением исключительного права патентообладателя признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа,иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью запатентованного продукта, а также применение запатентованного способа или введение в хозяйственный оборот либо хранение с этой целью продукта, изготовленного непосредственно запатентованным способом».

Другая сложность рассматриваемой темы состоит в том, что собственно документация, как это ни покажется парадоксальным, не является объектом интеллектуальной собственности. Юридически корректно говорить о документации лишь как об объективной (материальной) форме результатов интеллектуальной деятельности, т. е. как об объекте вещного права.

Результаты интеллектуальной деятельности, содержащиеся в такой документации, могут быть при этом как охраноспособными,так и неохраноспособными, однако на стоимость самой документации это влиять практически не будет.

Косвенное подтверждение такому выводу можно найти в бухгалтерских нормативных документах, согласно которым для учета в качестве нематериального актива у объекта должно быть «отсутствие материально-вещественной структуры».

Поэтому, приобретая по лицензионному или авторскому договору права на использование объектов интеллектуальной собственности, необходимо для постановки на бухгалтерский учет отделять их стоимость от стоимости собственно документации, ибо оприходовать их придется на различных статьях учета.

Однако далек

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/o-pravah-na-tehnicheskuyu-dokumentatsiyu

Регистрация

Право собственности на техническую документацию

Здравствуйте, уважаемые подписчики!Вопросы по теме “Патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы” присылайте на ящик vygodin@mail.ru. Будем рады Вам помочь!С ответами на актуальные вопросы в отношении юридической защиты различных объектов интеллектуальной собственности Вы можете ознакомиться на нашем сайте, в разделе “Консультации” www.patent-bureau.ru/ConsultingВопрос 1:Относится ли конструкторская и технологическая документация (чертежи, детальные описи, спецификации и т.д., не из области архитектуры и градостроительства) к объектам авторского права?Ответ:Статья 1259 Гражданского кодекса РФ не содержит закрытый перечень объектов авторских прав и заканчивается словами “другие произведения”.Поэтому можно считать, что проекты, чертежи, другая конструкторская и технологическая документация, будучи продуктом творчества конкретных людей (авторов-разработчиков, как правило, указываемых в этой документации), также являются одним из охраняемых согласно ст.1225 ГК РФ результатов интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности).Другое дело, что принято разделять объекты промышленной собственности (патенты, товарные знаки, ноу-хау и др.) и литературно-художественной собственности (произведения науки, литературы и искусства). Это разделение, в частности, обусловлено разницей в условиях возникновения прав на данные объекты.Интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства возникают в силу самого факта создания произведения и не требуют какой-либо регистрации или соблюдения каких-либо иных формальностей (п.4 ст.1259 ГК РФ). Для подтверждения авторских прав достаточно выражения произведения в какой-либо объективной форме (письменной, устной, в виде изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме).Для получения же прав на объекты промышленной собственности (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки), как правило, требуется обязательная государственная регистрация и получение правоустанавливающего документа (патента, свидетельства). Именно поэтому произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде чертежей, проектов, изображений и макетов, отнесены к объектам авторского права, т.е. к произведениям искусства, а не к объектам промышленной собственности.Законодатель сделал об этом оговорку в перечне объектов авторских прав п.1 ст.1259 ГК РФ, отнеся к ним только упомянутые произведения. Технические же решения (различные процессы и технологии, машины, агрегаты, приборы, механизмы, инструменты, оборудование и.т.п.) можно отнести к продуктам творчества в области промышленной собственности, а не к произведениям искусства.Разработки в области техники могут быть защищены как патентами, если они соответствуют определенным критериям, так и охраняться в режиме “ноу-хау” (секретов производства). С уважением,Выгодин Борис Анатольевич,Патентный поверенный РФ,www.patent-bureau.ru. Вопрос 2:Как бы Вы посоветовали запатентовать открытку (почтовую, поздравительную), если до этого момента она не была бы еще изобретена?Патент на пром.образец, наверное, вряд ли подходит, так как ее форма может меняться любым способом. Мне известна информация, что можно патентовать способ производства, если он защищает новый продукт (ранее не известный) и содержит более двух технологических операций.Например, когда-то была изобретена почтовая, поздравительная открытка.Изобретение исходило из того, что к тому моменту стали применять вырубку из бумаги, человек просто изобрел новый продукт на основе доступности новой технологии в то время. До него массово никто открытки не делал, только кустарно. Он использовал технологию по новому назначению.На данный момент как на 100% защитить такой продукт?Естественно дизайн открытки исчисляется миллионами, т.е. человек, который изобрел такой новый продук защитить себя патентом на пром.образец не сможет. Остается патент на изобретение или патент на способ производства.Вопрос1: может он запатентовать способ производства открытки (подготовка изображения – вырезка заготовки – нанесение изображения)?Вопрос2: если бы к вам обратился человек с таким изобретением, каким способом Вы бы смогли защитить его новый продукт?Вопрос3: если патентовать как изобретение, как я понимаю достаточно только того, что это новый продукт, ранее не известный, т.е. не запатентованный или не имеющий автора?Ответ:В данном случае вопрос виртуальный, поэтому углубляться в теорию патентного права не стоит.Скажу только, что патент защищает техническое решение, а здесь его не наблюдается, поскольку способ как объект охраны – это “процесс осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств”.Защитить же “подготовку изображения – вырезку заготовки – нанесение изображения” как таковые нереально без новых и эффективных технических особенностей этого процесса, дающих реальный эффект.Если они будут найдены – тогда пожалуйста. Речь о новых операциях, последовательности операций, режимах (времени, скорости, температуры) и т.п., а также применяемых при этом приспособлениях. Если в результате процесса будет получен новый продукт – обладающая новыми свойствами открытка, то ее конструктивное выполнение также можно патентовать.Например, несколько лет назад мы патентовали “говорящую открытку”, запоминающую и воспроизводящую сказанный текст. При этом новизна была отражена не в самой идее, а в технических приспособлениях, обеспечивающих ее реализацию. С уважением,Выгодин Борис Анатольевич,Патентный поверенный РФ,www.patent-bureau.ru.

Источник: https://subscribe.ru/archive/service.patent/200910/28103231.html

Объектом авторского права признается не проектная документация в целом, а только ее часть, содержащая архитектурное решение

Право собственности на техническую документацию

Президиум ВАС РФ рассмотрел в порядке надзора спор по поводу нарушения авторских прав на произведение архитектуры в виде проектной документации (проекта).

Общество (далее – правообладатель) на основании договора на производство проектно-изыскательских работ создало и передало заказчику проектную документацию в отношении объекта строительства.

В процессе строительства у заказчика возникла необходимость в изменении проектной документации. Но правообладатель отказался вносить поправки в проект.

Поэтому заказчик заключил договор на выполнение проектных работ с другим обществом (далее – исполнитель) в отношении уже частично возведенного объекта. В соответствии с данным договором исполнитель разработал новую проектную документацию путем внесения корректировок в ранее разработанный проект правообладателя.

В связи с этим правообладатель обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с исполнителя компенсации за нарушение исключительных прав на проект. Нарушение, по мнению истца, заключалось в переработке первоначального проекта без разрешения автора.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, посчитав недоказанным факт нарушения исключительных прав. Исполнитель действовал в рамках своих обязательств перед заказчиком.

Предметом договора между ними являлось выполнение проектных работ на основании представленной заказчиком документации после частичного возведения объекта строительства.

Такие действия исполнителя, по мнению суда, не могут свидетельствовать о нарушении авторских прав истца.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с выводами суда первой инстанции, указав на следующее.

Правообладателю принадлежит исключительное право на охраняемый результат интеллектуальной деятельности, а именно – произведение архитектуры в виде проектной документации в отношении объекта строительства.

Согласно заключению судебной экспертизы проекты, разработанные исполнителем и правообладателем, содержат идентичные архитектурные и технические решения. Проектная документация, разработанная правообладателем, является самостоятельным, нестандартным проектом, тогда как проект исполнителя частично воспроизводит первоначальный проект правообладателя.

Таким образом, суды пришли к выводу, что ответчик выполнил корректировку уже существующего проекта, разработанного правообладателем, тем самым нарушив исключительные права последнего.

Помимо этого, заключение между правообладателем и заказчиком договора подряда не повлекло возникновения у последнего исключительных прав в отношении проекта. Истец не давал согласия на передачу проектной документации другим лицам для использования путем ее переработки.

Определяя размер компенсации за нарушение исключительных прав правообладателя, суды исходили из того, что заявлено требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости экземпляра произведения, то есть проекта. Поэтому исчислили компенсацию в двукратном размере цены договора подряда.

Президиум ВАС РФ, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, указал на ошибочность выводов судов.

Так, судами не учтены различия между проектной документацией, то есть документацией для строительства, и архитектурным проектом.

По мнению ВАС РФ, объектом авторского права является только архитектурный проект, в котором выражено архитектурное решение его создателя. Принимая данное решение, Президиум ВАС РФ руководствовался следующим.

Согласно п. 1 ст. 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов. В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 17.11.

1995 N169-ФЗ ''Об архитектурной деятельности в Российской Федерации'' (далее – Закон об архитектурной деятельности) архитектурный проект – это архитектурная часть документации для строительства и градостроительной документации, содержащая архитектурные решения.

Под архитектурным решением понимается авторский замысел архитектурного объекта, его внешнего и внутреннего облика, пространственной, планировочной и функциональной организации, зафиксированный в архитектурной части документации для строительства и реализованный в построенном архитектурном объекте.

В связи с этим объектом авторского права не может являться документация для строительства в целом.

В силу ст. 1294 ГК РФ автор произведения архитектуры, градостроительства или садово-паркового искусства имеет исключительное право использовать свое произведение.

Статья 20 Закона об архитектурной деятельности устанавливает правило, согласно которому изменение архитектурного проекта производится исключительно с согласия его автора.

Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что правообладатель не передавал исключительных прав на архитектурную часть проектной документации, содержащую архитектурные решения. Не было получено согласие автора и на передачу архитектурного проекта другим лицам для внесения изменений.

Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) в соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК РФ. Таким образом, заказчик получил лишь право на использование проекта. Действия исполнителя по корректировке проекта являются нарушением исключительных прав истца.

ВАС РФ указал, что неправильное определение судами объекта авторских прав повлекло за собой необоснованный расчет размера компенсации за нарушение исключительных прав истца.

В частности, сумма компенсации была определена исходя из общей цены договора подряда на производство проектно-изыскательских работ. Однако при определении компенсации, предусмотренной абз. 3 ст.

1301 ГК РФ, следовало исходить из стоимости разработки только архитектурного проекта или стоимости права использования архитектурных решений.

Расчет такой стоимости необходимо было определять исходя из цены, обычно взимаемой при сравнимых обстоятельствах за их правомерное использование. Следовательно, по мнению ВАС РФ, сумму компенсации следовало определять исходя из двукратного размера стоимости части проектной документации – архитектурных решений.

Кроме того, Президиум ВАС РФ разъяснил, что расчет компенсации за нарушение исключительных прав на архитектурный проект можно было произвести в соответствии с Государственным сметным нормативом “Справочник базовых цен на проектные работы для строительства “Объекты жилищно-гражданского строительства” (утв. Приказом Минрегиона России от 28.05.2010 N 260). Согласно данному документу рекомендуемая ориентировочная относительная стоимость разработки раздела проектной документации – архитектурного решения составляет 14 процентов от базовой цены на разработку проектной документации (таблица 41 Справочника).

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами могут быть пересмотрены с учетом рассмотренного Постановления Президиума ВАС РФ по новым обстоятельствам при отсутствии других препятствий.

Документ:

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.09.2011 N 5816/11 по делу NА32-47315/09-48/723-10-68/15

Источник: https://lawfirm.ru/pr/index.php?id=2272

Авторские права на проектную документацию

Право собственности на техническую документацию

Проектная документация — это пакет документов, в котором содержатся текстовые и графические материалы. Он является основанием для проведения строительных работ и реконструкции объектов капитального строительства. Часто застройщиков или людей, занимающихся разработкой подобных документов, интересует вопрос: «Является ли проектная документация интеллектуальной собственностью?»

До 2011 года это было предметом активных споров, и до сих пор решение данного вопроса имеет большое количество нюансов. Поэтому в случае возникновения сложностей с подтверждением авторского права на проектную документацию может понадобиться помощь юриста. С помощью нашего сервиса вы можете легко найти грамотного специалиста.

Получи первичную консультацию от нескольких компаний бесплатно:
оформи заявку и система подберет подходящие компании!

По этой услуге подключено 29 компаний

Начать подбор в несколько кликов >

История решения вопроса

В 2011 году высший арбитражный суд Российской Федерации рассмотрел дело, связанное с нарушением права авторства на архитектурный объект, в котором фигурировала проектная документация.

Согласно договору, одна из сторон выполняла проектно-изыскательные работы, в результате которых была создана и передана второй стороне проектная документация для дальнейшего строительства архитектурного объекта.

По ходу строительства заказчик решил внести изменения, однако разработчик проекта отказался это делать. Из-за этого заказчик обратился к другому специалисту, чтобы уже начатый проект был доработан. Новый разработчик это и сделал.

Однако изначальный создатель проекта оказался недоволен этим, в связи с чем обратился в арбитражный суд, чтобы доказать свои авторские права на первоначальный проект.

Ведь, с точки зрения истца, ответчик нарушил эти самые права, переработав изначальную документацию.

Суд первой инстанции не удовлетворил исковые требования, ибо посчитал, что факт нарушения исключительных прав не был доказан.

Исполнитель, который перерабатывал проект, выполнял работу согласно договору, исполняя свои обязательства перед заказчиком.

Он проводил проектные работы, основываясь на документах, предоставленных заказчиком, после того как архитектурный объект уже был частично возведен. Подобные действия, по мнению суда первой инстанции, не являются нарушением исключительных прав истца на проект.

Апелляционный и кассационный суды же не согласились с решением суда первой инстанции, основываясь на следующем.

Во-первых, у правообладателя, то есть создателя проекта, есть исключительное право на результат его интеллектуальной работы, а именно на проектную документацию в отношении объекта архитектуры.

Согласно выводам судебной экспертизы, проекты, созданные и изначальным разработчиком, и тем, с которым заказчик заключил договор впоследствии, имеют одинаковые архитектурные и технические решения.

Архитектурные документы, созданные истцом, являются индивидуальным, уникальным проектом, в то время как второй разработчик своим проектом частично воссоздает изначальную разработку истца. В связи с этим суды сделали вывод, что ответчик корректировал уже созданную ранее правообладателем проектную документацию, чем нарушил право оригинального разработчика.

Решение Высшего арбитражного суда

Когда дело дошло до высшего арбитражного суда Российской Федерации, он отменил постановления нижестоящих судов, решив, что их выводы были ошибочными.

По мнению ВАС, предыдущими судами не были приняты в учет различия между проектной документацией, то есть документами на строительство, и проектом архитектурного сооружения, который, собственно, и может являться предметом права авторства.

Ведь в нем содержится архитектурное решение разработчика. На другие документы истец прав не имеет. При принятии решения Высший арбитражный суд руководствовался следующим.

Пункт 1 статьи 1259 Гражданского Кодекса России гласит, что объектом права авторства могут являться архитектурные, градостроительные и садово-парковые произведения, в том числе и в форме чертежей, проектов и макетов.

Статья 2 закона «Об архитектурной деятельности в РФ» постановляет, что архитектурным проектом является часть документов для строительства, в которой содержится замысел объекта архитектуры, того, как он должен выглядеть внутри и снаружи, замысел организации его планировки, пространства, функциональности и т.д.

Зафиксирован он должен быть в архитектурной части документов по строительству. Получается, что право авторства может распространяться только на архитектурную часть проектной документации, а не всю документацию в целом.

Также, согласно статье 1294 Гражданского кодекса, автор архитектурного произведения имеет право на его использование.

А статья 20 закона «Об архитектурной деятельности в РФ» устанавливает, что вносить изменения в архитектурный проект позволительно только с разрешения его автора.

Высший арбитражный суд сделал вывод, что правообладатель не передавал права на часть проектных документов, в которой содержатся архитектурные решения.

Заказчик тоже не получил разрешение на то, чтобы передать проект новым исполнителям. А тот факт, что правообладатель не устанавливал запрет на подобные действия, не приравнивается к согласию, в соответствии со статьей 1229 Гражданского кодекса.

У заказчика было право на использование проектной документации и, соответственно, архитектурного проекта. Однако то, что третья сторона изначального договора внесла в оригинальный проект корректировки, является нарушением права авторства истца.

На основании этого решения 27 сентября 2011 года президиум высшего арбитражного суда Российской Федерации вынес постановление № 5816/11, которое устанавливает, что предметом исключительного права авторства может являться только та часть документов по строительству, которая содержит в себе архитектурный проект. То есть доказать авторство в отношении всей проектной документации нельзя, можно только в отношении ее части. На основании данного постановления вступившие в силу судебные решения арбитражных судов по схожим с вышеуказанным делам могут быть пересмотрены, если не найдутся другие препятствия для этого.

Как защитить свои права

Доказать, что именно вы или ваша компания являетесь авторами архитектурного проекта, вполне возможно. Однако, как можно видеть выше, у подобных ситуаций может быть множество нюансов. Поэтому помощь знающего юриста будет крайне полезной. Он даст дельный совет, разъяснит все нюансы, поможет с подготовкой документов, сбором доказательств вашей правоты и написанием необходимых заявлений.

Найти такого специалиста вы можете на нашем сайте. Наш сервис позволит вам в кратчайшие сроки найти адвоката, который подойдет именно вам. Доверяя нам, вы получаете сразу несколько очень весомых преимуществ:

  • экономию времени — всего за несколько кликов, не совершая даже телефонных звонков, вы сможете найти проверенного опытного специалиста;
  • отличные финансовые условия — при выборе юриста вы можете сразу указать свой бюджет, тогда получите предложения от специалистов, готовых работать за эти деньги;
  • гарантию качества — мы работаем только с проверенными компаниями и исполнителями;
  • гарантию выполнения работы — свой гонорар исполнитель получит только после того, как выполнит все поставленные перед ним задачи.

Мы заботимся о тех, кто нам доверяет. А наши партнеры прекрасно знают свое дело и всегда готовы вам помочь.

Источники:

ГК РФ Статья 1294. Права автора произведения архитектуры, градостроительства или садово-паркового искусства

ГК РФ Статья 1259. Объекты авторских прав

ГК РФ Статья 1229. Исключительное право

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 5816/11

Источник: https://rtiger.com/ru/journal/avtorskie-prava-na-proektnuyu-dokumentatsiyu/

Результат по договору на проектирование: документ или право?

Право собственности на техническую документацию

Если кому-либо нужен проект, планировочная или дизайнерская концепция, конструкторская или иная техническая документация, такого рода документы создаются как правило на основании договора подряда или договора на выполнение проектных работ. Реже – по договору о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Такой подход характерен как для государственных заказчиков, так и для частных инвесторов и крупных компаний, которые надеются на своих штатных технологов и юристов. Недавно такой подход продемонстрировали и коллеги из Фонда «Сколково» (решение суда)

В данном случае был заключен договор подряда. Предметом договора подряда, в том числе подряда на выполнение проектных и изыскательских работ), является выполнение работ, в результате которых изменяются или появляются на свет новые вещи (п. 1 ст. 703 ГК РФ).

Получаемая по результатам проектирования документация — техническая, проектная, концептуальная — это с точки зрения закона, прежде всего — ценная вещь (но не самодостаточная, если проектировщик получил в результате исполнения договора результаты интеллектуальной деятельности).

«Документация сама по себе не является объектом исключительных прав»

Состав, содержание и оформление проектной документации будут различными в зависимости от вида проектирования и соответствующей отрасли.

Результат проектирования не всегда равен результату интеллектуальной деятельности (например, для машинного проектирования), однако авторское проектирование проектными группами специалистов всегда заключает в себе значительную творческую составляющую, а значит — и создание охраняемых законом (авторским или патентным правом) результатов.

Проект, как и любое произведение нематериален — это результат интеллектуальной деятельности, образ, нечто идеальное, которое если и материализуется, то в конкретной вещественной форме, например в документе, или в скульптуре, здании, территории (например, ландшафтный дизайн).

Проект защищается авторским правом, но в объем защиты в этом случае, в отличие от других объектов авторского права, включено и исключительное право на практическую реализацию как воплощение проекта (п.

3 ст. 1270 ГК РФ). Однако это всё же не охрана содержания, а тоже охрана формы — ведь каждая изготовленная по проекту вещь — это новая объективная форма жизни проекта из неограниченного множества возможных.

Но результатом исполнения договора подряда на выполнение проектных работ по мысли законодателя является овеществленная «техническая документация».

Такая техническая проектная документация в Главе 37 ГК РФ никак не характеризуется с точки зрения исключительных прав, но сам договор: −ограничивает возможности подрядчика передавать такую документацию третьим лицам (п. 1 ст.

760 ГК РФ); −ограничивает возможности заказчика использовать документацию на цели, не предусмотренные договором (ст.

762 ГК РФ);

−предоставляет заказчику право реализовать предусмотренные проектом решения в конкретных изделиях (прямо ГК РФ не предусмотрено, но следует из существа других положений).

Таким образом, исключительное право осталось у автора (или правообладателя — работодателя, исполнителя), а право собственности на материальный носитель независимо от интеллектуальных прав (п. 1 ст. 1227 ГК РФ). Поэтому заказчику кроме ограниченного права использования проекта и права собственности на вещь (п. 2 ст. 703 ГК РФ) ничего не достаётся.

Между тем, размещая заказы на проектную, конструкторскую, рабочую документацию, Заказчики пренебрегают вопросами интеллектуальной собственности, ценя вещь выше права, то есть материальный носитель выше той идеи, концепции, которые в них заключаются.

В итоге получается такая весьма «ценная бумага» (дорогостоящая), «букет рисков», а не полноценный актив. Почему такой актив мы называем неполноценным можно понять на примере дела, по которому ВАС РФ принял постановление № 7697/12 от 06.11.2012 г.

Постановление суда

Если бы между сторонами был заключен договор, предусматривающий создание по его итогу результата интеллектуальной деятельности, то в силу ГК РФ заказчик как минимум получил бы исключительное право на созданную концепцию в полном объеме, конечно, исходя из условий договора.

А как максимум — заставил бы разработчика доказать оригинальность, новизну, художественную (читаем «дизайнерскую») ценность проекта, отсутствие обременений в виде личных неотчуждаемых интеллектуальных прав авторов (как правило, соавторов, даже не имеющих договора о совместном распоряжении имущественными интеллектуальными правами), заложил бы в задание (уже не только техническое!) более гибкую систему требований, критериев, параметров эффективности, перспективности и отчетности, т. е. всего того, что определяет реальную ценность проекта.

Это не означает, что модель договора на проектирование не отвечает реальным интересам Заказчика и Проектировщика и особенностям их взаимоотношений – просто в текст такого договора следует включать нормы и правила, регулирующие вопросы создания, защиты и использования  объектов интеллектуальной собственности, например, проекта и иных произведений, получаемых в  результате его исполнения.

Прочитать нашу новую статью полностью Вы можете здесь

Источник: https://zakon.ru/blog/2013/6/6/rezultat_po_dogovoru_na_proektirovanie_dokument_ili_pravo

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.